Обособление трамвайных путей к ЧМ-2018

Многие уже поспешили порадоваться новости об обособлении трамвайных путей в Екатеринбурге к Чемпионату мира по футболу в 2018 году. Я бы, однако, хотел добавить несколько ложек дегтя к этой кажущейся бочке меда. Озвученное сегодня решение вызывает ряд вопросов, которые требуют ответа.

Во-первых, предполагается обособление путей на участках улиц 8 Марта, Куйбышева, Луначарского, Челюскинцев, а также на участке проспекта Ленина от Луначарского до Московской. Вопрос: почему выбраны именно эти участки? Почему участок в районе Ленина-Восточной, где регулярно стоят пробки на трамвайных путях, оказался менее приоритетным, чем гораздо менее проблемная улица Челюскинцев?

Обособление трамвайных путей к 2018 году

Во-вторых, обособление трамвайных путей увязывается с заменой рельсо-шпальной решетки на монолитное основание. Это очень странное решение. Дело в том, что обособление путей бордюрным камнем – мероприятие относительно малозатратное. Все 18 км необособленных трамвайных линий в центре Екатеринбурга можно отделить бордюрами от проезжей части примерно за 100-120 млн. рублей. Замена же рельсо-шпальной решетки на монолит – очень затратная вещь. 1 км монолитного основания обойдется бюджету примерно в 150 млн. рублей.

Вопрос: зачем привязывать жизненно важное малозатратное мероприятие к необязательному и очень дорогому?

В новости написано, что это будет сделано «для движения современных низкопольных трамваев». Это пояснение, однако, не имеет никакого смысла. Современные низкопольные трамваи могут без проблем двигаться и по рельсо-шпальной решетке, что они и будут делать на тех участках, которые не подвергнутся реконструкции.

Другое, более правдоподобное объяснение, – обособление трамвайных путей будет оформляться как полноценный проект, который будет проходить государственную экспертизу, который должен будет отвечать современным требованиям, в том числе по шумозащите. Монолитное основание трамвайных путей способствует уменьшению уровня шума. Такой сложный путь выбран после неудачного опыта с обособлением путей на Макаровском мосту.

Тут возникает сразу два вопроса. Во-первых, почему нельзя обеспечить шумозащиту другими средствами – той же заменой окон, например? Во-вторых, непонятно, почему вообще такой проект должен решать вопросы шумозащиты, если речь не идет о строительстве новой трамвайной линии, но лишь об изменении схемы организации дорожного движения, связанной с установкой бордюра вдоль трамвайных путей?

Складывается впечатление, что те, кто оформлял процесс подобным образом, очень не хотят, чтобы обособление трамвайных путей в Екатеринбурге вообще состоялось. Ни у города, ни у области денег на замену рельсо-шпальной решетки на монолитное основание нет. А нет монолита, – нет и обособления, как следует из логики принятого решения.