Об ответственности проектировщиков

В Екатеринбурге произошла трагедия. На проспекте Космонавтов «Камаз» раздавил детскую коляску с 3-месячным ребенком. Ребенок погиб. Водитель самосвала не уступил дорогу пешеходам при повороте направо на регулируемом перекрестке.

Как обычно, мнения о причинах происшестваия разделились: кто-то обвиняет водителя, нарушившего ПДД, кто-то (sic!) обвиняет маму погибшего ребенка, которая оказалась в слепой зоне грузовика. Мало кто, однако, обратил внимание на то, в какой обстановке произошло ДТП и как эти условия поспособствовали созданию опасной ситуации, закончившейся гибелью ребенка.

Посмотрим на схему ДТП, которую я набросал на основе записи камеры наблюдения:

 

Грузовик остановился на светофоре, ожидая зеленого сигнала светофора. Девушка с коляской шла по тротуару проспекта Космонавтов, пересекла выезд с парковки с передней стороны грузовика и остановилась на проезжей части, не заходя на тротуар. Когда загорелся зеленый, и грузовик, и девушка начали движение. Видно, что сначала машина поворачивала медленно, что девушка, вероятно, поняла, как сигнал, что он ее пропускает. Самосвал, однако, не остановился и коляска оказалась под колесом. Водитель, вероятно, видел, как девушка переходила дорогу перед ним, однако, он не мог видеть, как она начала переходить проспект Космонавтов. Девушка оказалась для него в слепой зоне, как по горизонтали, так и по вертикали (из-за высоты кабины водитель не видит, что происходит в непосредственной близости от грузовика справа). В результате: погиб ребенок, родители и родственники безутешны, сломана жизнь водителя. По сообщениям, водитель признал свою вину, однако, официальных заявлений на этот счет пока не было.

У нас в России принято считать, что основной причиной ДТП являются нарушения правил дорожного движения. Эта парадигма весьма привлекательна, так как в ее рамках легко установить виновника: кто нарушил, тот и виноват. Исходя из нее же на данный момент формируется общественное мнение вокруг этой трагедии. Те, кто больше любит людей, считают, что однозначно виновен водитель; те, кто считает, что транспорт важней, считают, что девушка сама виновата, не убедилась, что ее пропускают, не учла слепой зоны грузовика и т.д. и т.п.

Такой подход, однако, является еще и крайне ограниченным, поскольку он не учитывает объективного удобства/неудобства использования дорожной инфраструктуры. Это можно сравнить с тем, как если бы какая-нибудь фирма начала бы производить прибор, который при не правильном использовании взрывается, горит, выделяет ядовитые вещества и т.п. Но, разумеется, с инструкцией по правильному использованию. В реальной жизни никто бы не купил такое изделие, однако, в случае с городской инфраструктурой, у нас нет выбора – мы имеем то, что имеем. Может ли быть так, что сами физические условия, в которых произошло вчерашнее страшное ДТП (конфигурация перекрестка, парковки, расположения светофоров и т.п.) способствовали возникновению конфликтных ситуаций, а стечение обстоятельств в конечном счете привело к полномашстабной трагедии?

Исходя из обеих точек зрения на степень вины участников, мы должны задать себе 2 вопроса. Во-первых, каким образом переходящая дорогу девушка с коляской оказалась вне зоны видимости водителя стоящего на светофоре грузовика? Во-вторых, почему девушка начала переходить проезжую часть не с тротуара и по траектории столь близкой к пространству перекрестка?

В случае с рыночным комплексом «Белка Маркет», с парковки которого выезжал грузовик, мы имеем типичный для последних лет пример проектирования, когда здание не выходит фасадом на тротуар, а помещено в отдалении от него и окружено со всех сторон парковкой. Основной задачей проектирования в такой ситуации становится размещение на участке максимального количества парковочных мест. Естественно, что при такой постановке задачи на безопасный выезд с этой парковки места уже не остается. В результате мы имеем перекресток, стоп-линия которого, де факто, максимально приближена к пересекаемой проезжей части:

Эта линия не обозначена разметкой, но именно на ней водители останавливаются перед светофором. Легко заметить, что таким образом они перекрывают путь пешеходам (и это видно на видеозаписи), однако, ничто в конфигурации перекрестка не подсказывает водителям, что они должны остановиться где-то в другом месте. Таким образом, машины на светофоре оказываются практически на одной линии с пешеходами, из-за чего последние оказываются в слепой зоне, где водители не могут их видеть. Будь перекресток спроектирован по-другому, этой ситуации можно было бы избежать:

Находись фактическая стоп-линия на 7-8 метров дальше от перекрестка, машины, во-первых, перестали бы перекрывать пешеходный переход; во-вторых, пешеходы, стоящие на светофоре для перехода проспекта Космонавтов, попадали бы в зону прямой видимости водителей. И в-третьих, к тому моменту, как машины начинали бы поворачивать направо, основная часть пешеходов уже подходила бы к разделительной полосе, опять-таки, находясь в зоне прямой видимости водителей.

Отвечая на второй вопрос – почему девушка переходила дорогу по небезопасной траектории – рискну предположить, что таким образом она хотела избежать перетаскивания коляски через разделительную полосу. На фото из Яндекс-панорам видно, что на разделительной полосе нет разрыва для прохода пешеходов, а бордюры понижены не до уровня проезжей части. Кроме того, с противоположной стороны проспекта Космонавтов бордюр ниже всего не у светофора, а на самом углу перекрестка. По видеозаписи можно судить, что зеленый сигнал для перехода Космонавтов горит чуть более 20 секунд. Этого едва хватает, чтобы перейти 24-метровую проезжую часть. Если тратить время на перетаскивание коляски через разделительную, то есть риск остаться на ней на еще один цикл светофора. А стоять на 2-метровом островке посреди 6 полос трафика с 3-месячным ребенком в коляске – мягко говоря, не слишком приятно. Так что решение девушки можно считать рациональным: пешеходы всегда, если у них есть возможность, идут по кратчайшей траектории, требующей наименьших затрат времени и сил. Будь на перекрестке правильное понижение бордюров, и будь в разделительной разрыв для прохода пешеходов, вполне вероятно, что ее решение было бы другим.

Случившееся можно считать роковым стечением обстоятельств, однако, основой для него стали изъяны проекта, в котором безопасность и удобство пешеходов отсутствовали в списке приоритетов или были где-то в конце списка. Сотни и тысячи раз, я думаю, люди переходили проспект Космонавтов, минуя разделительную полосу. Каждый день, вероятно, здесь происходят конфликты между пешеходами и транспортом, поворачивающим направо. В какой-то момент несколько факторов совпало и произошла трагедия.

Можно подумать, что это изолированный случай, который больше не повторится. Однако, мы имеем уже десятки аналогичных выездов с парковок по всему городу. Мало где они совмещены с перекрестками, однако, в и случае с выездами, находящимися посередине квартала, вероятность правоповоротных конфликтов очень велика: водители рутинно не пропускают пешеходов, идущих по тротуару, параллельно проезжей части, ни при выезде, ни при въезде на такие парковки. И с каждым годом таких мест становится больше. Мы имеем массу перекрестков, где людям приходится переходить 4-5 и даже 6 рядов движения за очень короткое время, без возможности остановиться на островке безопасности. Бордюры на многих перекрестках остаются не пониженными или пониженными не до конца.

Но что еще более печально, – мы имеем проектировщиков и чиновников, застрявших в развитии в 70-х годах прошлого века, со нормами и правилами вместо мыслительного процесса, которые не только не извлекут из случившегося никаких уроков и не сделают выводов, но даже и не заподозрят, что они сделали что-то не так.